Это привело к проектированию и постройке на канале восьми гидроэлектрических станций.

Таким образом, проектирование канала Москва—Волга свелось к разрешению весьма сложного водно-хозяйственного комплекса, охватывающего вопросы: водоснабжения, водного транспорта, утилизации водной энергии, санитарии и общего благоустройства столицы.

С точки зрения водного транспорта, как уже отмечалось выше, канал Москва—Волга должен был обеспечить глубоководное соединение Москва-реки с главнейшей воднотранспортной магистралью Союза — Волгой. Это должно было дать возможность непосредственного подхода к Москве крупнейшим речным пассажирским и грузовым судам и превратить тем самым Красную столицу Советского Союза в крупный портовый город.

Исходя из расчетного перспективного грузо- и пассажирооборота Московского порта при наличии прямого и удобного непосредственного соединения с Волгой, были выбраны и соответствующие максимальные габариты размеры судов, допускаемые для плавания по каналу, а именно: наибольшей наливной баржи грузоподъемностью в 18—22 тыс. т, длиной в 180—200 м и наибольшего трехпалубного речного паротеплохода длиной в 110—120 м.

Соответственно этому и согласно решению СНК СССР в октябре 1933 г. основные габариты канала Москва—Волга были установлены в следующих величинах:

для шлюзов были приняты размеры, соответствующие транспортным сооружениям основных магистральных водных путей Союза.

Для обеспечения Москвы водой, необходимой как для питьевых, так и для технических надобностей, а также для обводнения Москва-реки и ее притоков, был принят перспективный расчетный водозабор из Волги в канал до 131,5 м/сек летом и 83,0 тР/сек— зимой, что в 5—6 раз больше среднего расхода Москва-реки летом до ее реконструкции.