Инокини-аристократки, очевидно, и в монастыре сохраняли привычный с детства комфортный образ жизни, плохо сочетавшийся с монастырскими уставами и регламентами. Весьма показательны события, произошедшие в Вознесенском монастыре в 1722 году, когда монахинь ознакомили с требованиями петровского Духовного регламента, среди которых было возвращение к общежительному уставу, введенному еще основательницей обители княгиней Евдокией и к тому времени давно позабытому. Инокини обсудили положение на общем собрании и отправили в Синод доноше- ние, заявив, что всех требований «ныне исполнить невозможно». Например, они отказывались от требования «не иметь никому служителей» и говорили, что без келейниц жить не могут, «понеже многия честныя», и обязались сами содержать их «из собственного присылаемого запасу». Общая трапеза также не вызвала у инокинь энтузиазма: «знатные персоны, а именно Елена Нарышкина, Анфиса Бутурлина и другия от честных монахинь требуют повелительного Святейшего Синода определения, дабы им повелено было довольствоваться присылаемых от родителей своих в келиях у себя, а не в трапезе». Говорили монахини и о необходимости найма дополнительных служителей: «Из монахинь к тому служению определить некому: имеются благородныя персоны, как при родителех своих быв, труда в младости не имели, и в монастыре жившия довольно, пришли к старостям и одержими болезньми; а малородныя, которыя воспитаны при честных монахинях, из детских лет не трудившившиеся, труда в поварне и хлебне понести не могут». Не согласились монахини и с запретом держать в монастыре чужие вещи и деньги, так как у «благородных персон» хранились «пожитки в сундуках от сродников». Наконец, оспорен был даже пункт о запрете мужчинам входить в обитель — ведь приходили «для свидания сродники к честным и знатным монахиням, их навещали и «знатныя офицеры», приехав из армии, а «гостиной кельи» в монастыре не было. Столкнувшись с таким сопротивлением, Синод частично удовлетворил требования знатных инокинь, предписав им все же завести общую трапезу, пожитки вернуть хозяевам, а с родственниками встречаться в трапезной. Чуть позже, в 1730 году, общежитие в Вознесенском монастыре было отменено.