Митрополиты чтили эту икону как покровительницу Московской митрополии, преемницы Киевской. Она была помещена на западной стене Ризположенской церкви, оказавшись прямо на

против окон Золотой Царицыной палаты, вследствие чего сделалась предметом особого внимания цариц и царевен.

Во второй половине XVII века часть стены храма с иконой обстроили с трех сторон; галереи и южное крыльцо перекрыли сводами. Так возникла Печерская часовня. Она была открыта целый день, в ней горела неугасимая лампада, и в народе жило правило: никто не может пройти мимо, не поклонившись Печерской иконе. «Образ Печерской Богоматери привлекает много молельщиков», — замечает в «Обозрении Москвы» 1820-х годов АФ. Малиновский.

И соблюдалось это правило отнюдь не только простыми москвичами. Часовня сообщалась переходом с комплексом Большого Кремлевского дворца. Духовный писатель XIX века А. Муравьев в «Воспоминаниях о посещении Святыни Московской Государем Наследником» (будущий император Александр II) описывает, как «Великий Князь поднялся по высокой лестнице, чтобы приложиться к чудотворной иконе; она находится в углублении бывшего церковного окна».

После революции Печерская часовня перестала существовать. При разгроме Кремля красногвардейцами в 1917 году она была разорена, а при реставрациях 1919— 1925 гг., а также второй половины 1940-х годов частично снесена, частично заложена. Судьба чудотворной иконы неизвестна.

Конечно, шесть часовен — далеко не самые горькие утраты Кремля в советскую эпоху. Но утраты заметные. Маленькие, скромные часовни вносили трогательную нотку в кремлевскую «музыку в камне». И без этой нотки мощный и величавый хор соборов и дворцов звучит, увы, не так, как в старину.

внешний облик Кремля настолько привычен многим поколениям людей, что нам трудно даже представить себе, как выглядела московская цитадель каких-нибудь три с половиной столетия назад. Заброшенный машиной времени в середину XVII века, наш современник, пожалуй, и не узнал бы кремлевскую крепость.