Парадный фасад монастыря на Ивановской площади создавало двухэтажное здание, относившееся к 1б80-м годам, но несколько раз переделанное. В 1780 году по проекту М.Ф. Казакова к нему пристроили «готический» портик, ставший ярким архитектурным акцентом фасада. Казаков, видимо, был доволен этой работой — такое же крыльцо он пристроил к сохранившимся доныне палатам Юсуповых в Большом Харитоньевском переулке. Готическую архитектуру в казаковские времена считали родственной древнерусской, и новое крыльцо, видимо, призвано было сделать древнее здание визуально еще более «древним». Любопытны оценки искусствоведов начала XX века: «Прекрасное монастырское здание обезображено грубым крыльцом квазиготического стиля». Через корпус шел главный ход в Алексеевский храм, в портике было две двери с лестницами: в церковь и в покои московского митрополита, выходившие окнами к Успенскому собору.

Корпус был изрядно попорчен красногвардейскими снарядами в 1917 году, но в 1918-м был отреставрирован и до конца 1920-х годов украшал Ивановскую площадь.

В покоях чудовского наместника размещалась церковь преподобного Иоасафа Белгородского, где архимандрит Арсений совершал ежедневную службу. Двухэтажные кельи монахов, с характерными наличниками XVII века, интересовали исследователей сомкнутыми сводами XVI века. В колокольне 1779 года находился храм свв. Платона и Романа, видимо, преемник одноименной церкви, выстроенной в монастыре при Иване Грозном. Колокольня была выстроена на месте разобранной надвратной церкви Иоанна Лествичника. На акварели 1800-х годов виден раннеклассический декор ее фасадов и островерхий шпиль, венчавший здание. Справа от колокольни виден келейный корпус с характерными для архитектуры середины XVIII века прямоугольными нишами на фасаде. Славились два чудовских колокола — большой, отлитый мастером Кириллом Сомовым в 1634 году и перелитый в XVIII веке, pi Полиелейный 1727 года. Некогда на чудовской колокольне было два парных колокола, где надпись на одном продолжала надпись другого. Обертоны первого колокола дополнялись гармониками парного. Для Чудова монастыря отливал колокола и Иван Моторин, создатель кремлевского Царь-колокола.