Ответ Президента Ельцина был «асимметричным»: он распорядился восстановить уничтоженные в 1930-е годы Александровский и Андреевский залы Большого Кремлевского дворца, что естественным образом повлекло за собою ликвидацию находившегося на их месте зала заседаний Съезда. Депутатская столовая столь же естественным образом сменилась новым Красным крыльцом.

Но не будем гадать, какая причина в наибольшей степени побудила исполнительную власть к активным действиям на ниве восстановления памятников культуры. То ли, что ЮНЕСКО включило Кремль в список всемирного культурного наследия? Желание ли изгнать из Кремля народных депутатов? Какая, в конце концов, разница — ведь благодарные потомки теперь веками будут любоваться Красным крыльцом, а об утраченной столовой и переехавших депутатах и не вспомнят.

IIрактически на любой из картин и гравюр XIX века, изображающих кремлевские соборы, видна высокая ограда Соборной площади. Это стильная высокая чугунная решетка с рисунком из пересекающихся «готических» стрельчатых арок; в верхнем ярусе узор образовывал кресты, а столбы входных ворот венчали двуглавые золотые орлы.

Ограда храма, граница, обозначающая пределы освященной церковной земли, — что может быть естественнее для русской церкви? Естественно, имели свои ограды и городские соборы, имела ее и Соборная площадь — комплекс главных храмов русской земли. Неестественно, что она не имеет ее теперь.

Ограда кремлевских соборов начиналась от Большого Кремлевского дворца и тянулась от него к Благовещенскому собору, далее к Архангельскому, затем к колокольне Ивана Великого, от нее — к Патриаршему дворцу и заканчивалась у торца старой Оружейной палаты на Сенатской площади. Ворота в ней были устроены между Благовещенским и Архангельским соборами, а также между Архангельским собором и Иваном Великим. Решетка похожего рисунка проходила также от Успенского собора к церкви Ризположения.