Официальная советская версия из кремлевского путеводителя: «В 1930 г. разобрали сильно выступавшую и потому затруднявшую проезд вдоль набережной отводную стрельницу Тайницкой башни». При этом колодец в башне был засыпан, а проездные ворота снаружи заложены.

Исследователь подземной Москвы И.Я. Стеллецкий, пытавшийся в 1930-е годы отыскать в кремлевских подземельях библиотеку Ивана Грозного, вспоминал: «С исследовательской тоской советского спелеолога подходил я к этой Тайницкой во время сноса ее пристройки, но неизменно отгонял милиционер. Официальная версия сноса также весьма сомнительна. Стрельница Тайницкой башни доходила до линии проезда по набережной, но уж никак не перегораживала его. Скорее всего, подлинной причиной ее гибели была забота о безопасности вождей, доходившая до идиосинкразии боязнь терроризма. Известно, что в те годы сотрудников НКВД вызывали на место обнаружения любых подземных ходов в окрестностях Кремля, и они их исправно замуровывали и опечатывали.

В Московском Кремле и вокруг него уцелело между тем гораздо больше древностей, нежели могут видеть его посетители. Я говорю сейчас даже не о недоступных обычным гражданам Грановитой палате, Сенате, Большом Кремлевском, Теремном и Потешном дворцах. Их можно хотя бы увидеть.

После 1991 года в Кремле начался процесс восстановления утраченного: Красное крыльцо на Соборной площади, Александровский и Андреевский залы Большого Кремлевского дворца, недавно воссозданное завершение церкви Потешного дворца. Это, конечно, реконструкции, хотя и исполненные по реставрационным канонам. Но и они существенно обогатили облик Кремля.

И если солдаты Президентского полка ходят по Кремлю в «исторических» мундирах, если на Соборной площади происходят церемониальные пешие и конные марши, если вновь проходят службы в кремлевских соборах и звонят колокола Ивана Великого

И пересмотреть унаследованную от советской эпохи традицию, когда от любого недоступного для осмотра кремлевского здания любознательных граждан «неизменно отгонял милиционер».