Этот обильный стол и прислуга как-то не вязались со всей остальной фигурой Свердлова, и это меня сбивало с толку, я никак не мог себе объяснить, как мог Свердлов допускать то и другое в своей жизни, с чем он боролся в отношении других».

По некоторым мемуарным свидетельствам, в Кавалерском корпусе находилась, как ни странно это соседство, кремлевская тюрьма для особо опасных преступников, где содержались в 1918 году Фанни Каплан, британский шпион Брюс Локкарт, предводительница левых эсеров Мария Спиридонова и генерал царской армии Брусилов.

Два Кавалерских, Офицерский, Гренадерский, Кухонный корпуса снесены в 1959—1960 годах при расчистке участка для Дворца съездов. Уцелел только ближний ко дворцу Кавалерский корпус, в котором жил Ленин. 12 марта 1958 года на стене этого здания была помещена мемориальная доска с барельефом Ленина работы скульптора Н.В. Томского.

Если верить воспоминаниям заслуженного строителя РСФСР А.Н. Кондратьева, первоначально творцы Дворца съездов Кавалерские корпуса ломать не хотели и даже предполагали включить в новый «ансамбль»: «При первых прикидках предполагалось накрыть двор и внутри его выстроить зал, а окружающие постройки использовать как холлы и служебные помещения. Когда стали обследовать эти здания на предмет сохранности, выяснилось, что они стоят на деревянных сваях. Пока сваи находились в воде, они были в хорошем состоянии, но когда, после прокладки метро и прочих дел, вода ушла, они сгнили. Фундаменты находились в ужасающем состоянии, стены построек имели отклонения до 30—40 сантиметров от вертикали. Нам стало ясно, что использовать их как несущую конструкцию абсолютно невозможно, и мы приняли решение всю эту рухлядь снести и на этом месте проектировать новое здание».

Звучит убедительно, но как быть с сохраненным Кавалерским корпусом, в котором жил Ленин? Неужели это священное обстоятельство остановило подпочвенные воды и воспрепятствовало аварийности? Конечно, нет — перед нами очередное подтверждение тезиса: все можно сохранить, бы

ло бы желание. А в данном случае желание сохранить было чисто идеологическим, на памятники отечественной истории до 1917 года не распространявшимся. Не в сваях тут дело.