Но это случится немного позже, а пока в Москве выбирали место для новой реинкарнации сталинского Дворца Советов. Предлагались разные варианты — Ленинские горы,

фундаменты того же Дворца Советов, где еще не закончилось строительство бассейна «Москва». Но Хрущев принял единоличное, без участия архитекторов и других специалистов, решение — строить в Кремле. М.В. Посохина как руководителя авторского коллектива также выбрал лично Хрущев: главный архитектор Москвы был фактически придворным зодчим первого секретаря. Как пишет А.Н. Кондратьев, «они были знакомы, встречались, беседовали. Михаил Васильевич строил Хрущеву дачи». М.В. Посохин впоследствии заявлял, что главным архитектором проекта Дворца съездов является лично Никита Сергеевич.

По данным архитектора и краеведа А. Можаева, один из первоначальных вариантов проекта Дворца съездов позволял сохранить старую Оружейную палату, новый зал заседаний встраивался между существовавшими зданиями, сносились лишь служебные корпуса XIX века. Но расширение масштабов Дворца, вдохновленное китайскими достижениями, решило участь еготовского здания. Банкетный зал, проектируемый уже в ходе строительства на крыше зала заседаний, существенно увеличивал высоту Дворца съездов. «Экспертная комиссия, — пишет А. Можаев, — наблюдавшая за деятельностью творческого тандема Хрущева — Посохина, пыталась возражать, говоря, что огромная новостройка убьет вид на Кремль со стороны Александровского сада и Нового Арбата. Но Хрущев со свойственной ему простотой ответил: «С одной стороны закроем, пусть смотрят с других». В результате от золотой пирамиды соборных куполов, обращенной к парадному входу через Троицкие ворота, осталась лишь верхушка Ивана Великого, одиноко торчащая над строгой горизонталью Дворца съездов».

Срок сдачи нового дворца был установлен не позднее начала 1961 года, в это время должен был состояться XXI съезд КПСС. Стройку курировал лично глава правительства А.Н. Косыгин, да и сам Хрущев постоянно приезжал на объект и интересовался, как идет работа.