В 1917 году красная артиллерия повредила и Вознесенский монастырь. Епископ Нестор Камчатский, побывавший в захваченном большевиками Кремле 3 ноября 1917 года, свидетельствует в «Расстреле Московского Кремля»: «Вознесенский монастырь. Здесь уже было полное разрушение. В храме Святой Великомученицы Екатерины насквозь пробита артиллерийским снарядом стена верхнего карниза и верхний свод храма. Другим снарядом разрушена часть крыши на главном куполе. От ружейных пуль и снарядных осколков разбиты купола храмов монастыря pi крыши всех построек обители. В храме Святой Екатерины на носилках среди церкви на полу лежал убитый ружейной пулей в висок юнкер Иоанн Сизов. Когда солдаты уносили из Кремля тело этого юнкера, в ответ на соболезнование из толпы о мученической смерти они сбросили тело с носилок на мостовую и грубо надругались над ним».

В 1918-м, когда в Кремле поселилось советское правительство, монастырь закрыли, монахинь выселили. Комендант Кремля тех времен Павел Мальков уверял в воспоминаниях, что последняя игуменья Вознесенского монастыря торговала через подставных лиц ценными бумагами на черной бирже в Китай-городе. В сентябре 1918 года здания Вознесенского монастыря уже обустраивали для новых хозяев, и Я. Свердлов советовал коменданту Малькову брать для них мебель из дворцового имущества. «Пошли в Вознесенский монастырь, — записывает 9 сентября 1918 года в дневнике реставратор Н.Д. Виноградов, — где осматривали выставку картин художников 9-го революционного полка».

В ходе кампании по изъятию церковных ценностей из храмов Вознесенского монастыря было вывезено 25 пудов серебра — несколько сотен сосудов, ризы XVIII — начала XIX века. А в 1923 году в Кремле обсуждали вопрос о разборке в Екатерининской церкви Вознесенского монастыря ее великолепного «готического» иконостаса — храм передавали под гимнастический зал. В том же году возник проект раз

мещения в монастыре кремлевского медицинского центра. В 1927 году кремлевская комендатура велела убрать могильные плиты на монастырском кладбище.