Письмо Невского безошибочно указывало на ключевой и болезненный пункт большевистской «национальной политики»: «Непонятно, почему в таком удивительном памятнике, какой представляет собою весь Кремль, нужно уничтожать отдельные его части, когда мы сохраняем где-нибудь в Казахстане или Армении аналогичные памятники, стоящие изолированно. Если нет никакого шовинизма в том, что коммунисты сберегают в этих республиках произведения трудящихся национальностей, то почему необходимо разрушать произведения трудящихся РСФСР.» «Предполагаемая мера, — продолжал Невский, — будет исходной точкой вредной пропаганды против нас, коммунистов, якобы разрушающих все русское». Сталин в разговоре с А. Енукидзе обронил: «Наивный человек этот Невский». Это письмо впоследствии стало одной из причин ареста и расстрела В.И. Невского в 1930-е годы — оно, по свидетельству очевидца, подшито в его уголовное дело.

Разборка зданий Чудова монастыря продолжалась до 1931 года. Часть сокровищ и библиотеки составили Чудовское собрание Исторического музея, несколько икон находятся в Оружейной палате и Третьяковской галерее, куда перенесли и фрагменты спасенных чудовских фресок XVI века. В Кремлевской церкви Ризположения хранится резное «Распятие с разбойниками» из Чудова монастыря, в храме Двенадцати Апостолов — покров

с жемчужным шитьем с изображением св. Алексия, вложенный некогда в Чудов монастырь царем Ачексеем Михайловичем (работа мастеров Степана Рязанца и Стефаниды Петровой). В Оружейной палате находится саккос (одеяние) св. Алексия.

Облик монастыря, естественно, менялся с течением времени. На плане 1б00-х годов видны два двора, по периметру окруженных оградой и одноэтажными кельями, трехшатровая звонница, каменные соборная и надвратная церкви, а также шатровая постройка неизвестного назначения. Опись 1763 года фиксирует

знакомые нам по документам, фотографиям и чертежам несколько храмов, колокольню, кельи, служебные и хозяйственные постройки.