Во всяком случае, именно на такие мысли наводят изображения кремлевской гауптвахты у Спасских ворот, обращенной как раз в сторону плац-парада.

Гауптвахта у Спасских ворот показана уже на гравюрах конца XVIII века. Ее же мы видим на картинах 1800-х годов. Это одноэтажное здание с крутой кровлей и красивой аркадой с кувшинообразными столбами, выпукло расширяющимися в середине. Постройку явно старались стилизовать под облик кремлевских древностей. Невольно всплывают в памяти такие же кувшинообразные столбы крыльца Петровского дворца работы М.Ф. Казакова. Конечно, этой ассоциации недостаточно для гипотезы о принадлежности скромной гауптвахты руке великого зодчего, но ничего невероятного в таком предположении нет. Казаков на протяжении нескольких десятилетий много строил в Кремле, и работу над монументальными произведениями масштаба Сената он совмещал с «мелочами» вроде «готического» крыльца Чудова монастыря или портика у Архангельского собора.

За аркадой на старых изображениях видна лоджия или, вернее, крытая галерея, из которой очень удобно было наблюдать за парадами. На акварели Ф. Алексеева (1800-е гг.) ее столбы уже не кувшинообразные, а прямоугольного сечения. Рядом с гауптвахтой — одноэтажный дом. Его назначение подсказывают строки из «Обозрения Москвы» (1820-е годы) А.Ф. Малиновского: «Ныне солдатская караульня находится

возле сих ворот внутри Кремля. Есть еще и пристройка для жительства часового мастера».

Картины 1840-х доносят до нас подробности кремлевского военного быта: между гауптвахтой и домом ампирная одноэтажная постройка, рядом полосатая караульная будка, стоит часовой. На гравюре 1844 года видна лестница на смотровую галерею.

На фотографиях второй половины XX века не видно не только лестницы, но и самого здания гауптвахты, и домика мастера кремлевских курантов. Вопрос «зачем?» в таких случаях риторический.

Гауптвахты и кордегардии для караульных существовали и у других ворот Кремля.