Вознесенский монастырь был одной из самых богатых и многолюдных обителей России. В XVII столетии, например, число его стариц превышало 100 (моровое поветрие 1б54 года унесло жизни 90 Вознесенских монахинь, в живых осталось 38), в 1674-м инокинь было 161, в XVII веке их число доходило до 200, в XIX — до 300. В 1699 году монастырь владел 2128 вотчинными дворами; до 1764 года монастырю принадлежали более 15 500 душ крестьян. В 1706—1710 годах ежегодные монастырские доходы, не считая оброчного хлеба и барщинной пашни его крепостных, составляли 3270 рублей; на содержание монастыря было определено 1984 рубля, остальное поступало в казну. В начале 1760-х годов ежегодное монастырское «жалованье» от казны составляло свыше 1500 рублей.

Богатство, как всегда, доставляло и хлопоты — известен факт привлечения игуменьи Вознесенского монастыря к суду за растрату в 1730-е годы. Более года, пока игуменья Ев- сталия подвергалась допросам в Петербурге, монастырем руководили «внешние управляющие» — капитаны Семеновского полка Ланской и Ладыгин. Вознесенские монахини становились и персонажами следствий по религиозным мотивам — например, в начале XVIII века, когда сектант Иван Тимофеевич распространил в московских женских обителях хлыстовское учение, а в кремлевском монастыре в 1718 году нашла приют беглая хлыстовка из Горицкого монастыря Марья Босая.

Владел монастырь вотчинами и дворами в разных уездах — Московском, Боровском, Владимирском, имел подворья и огороды в Москве, в Зарядье, в Хамовниках и на Старой Басманной. Земли и села часто жертвовали в монастырь цари в память об умерших женах — например, Михаил Федорович пожертвовал в 1632 году Вознесенской обители село Ставрово в вечное поминовение царицы Пелагеи, «во иноцех Параскевы». Царскими дарами славилась монастырская ризница — золотые кресты Михаила Федоровича, золотые сосуды Алексея Михайловича. Знатные старицы Вознесенского монастыря и сами владели селами и, будучи инокинями, совершали имущественные сделки.