Знаете ли вы, что в XX веке архитектурный ансамбль Московского Кремля был уничтожен более чем наполовину?

Что из 54 строений, находившихся внугри кремлевских стен, разрушены 28? Что из 31 кремлевского храма погибли 17?

«До недавнего времени об этом не принято было писать. Ни о взрывах 1929 года, когда уничтожали кремлевские монастыри, ни о соборе Спаса на Бору, разобранном ради депутатских буфетов и туалетов, ни о том, какВладимирИльичЛенинлично выкорчевывал из кремлевской площади памятник-крест с Распятием Христовым. Среди кремлевских утрат минувшего столетия — ценнейшие памятники русского искусства XV — начат XX века, связанные с главными событиями русской истории. Два монастыря, самый старинный собор, игарский дворец, Оружейная палата пушкинских времен, древние иконы и фрески на кремлевских воротах. Многие из погибших памятников, доживи они до наших дней, ценились бы не менее хрестоматийных кремлевских достопримечательностей.

Кремль — сердце Родины. Эту фразу мы слышим с детства. Горько узнавать, как на этом сердце делались операции без наркоза. Какие раны оставил на этом сердце XXвек».

Данная книга, иллюстрированная сотнями редких фотографий, — подробнейший путеводитель по уже не существующему, разрушенному Московскому Кремлю, по навсегда утраченным архитектурным и историческим памятникам, которыми могла бы гордиться Россия.

Я впервые осознанно пришел в Кремль, страшно подумать, более четверти века назад, 14-летним школьником. В своем познании Москвы переходил я тогда, пожалуй, от азов к букам. Соборная площадь, Иван Великий, Грановитая палата, Царь- колокол. Не стану описывать, как был я поражен, ошеломлен, восхищен. У каждого человека, видевшего Кремль, — свое первое свидание с ним. Но первое ощущение, первое прочувствование Кремля, уверен, не забывается никем. Как первая любовь.

Отчетливо помню, что с Кремлем в те поры можно было поздороваться за руку. Да-да, именно за руку, как с живым существом. В огромную створку деревянных ворот Троицкой башни была вделана старинная, медная или латунная, дверная ручка — в виде человеческой руки. И я, проходя мимо, всякий раз пожимал ее, здоровался с Кремлем.