В начале 1905 года, незадолго до покушения, Сергей Александрович стал получать анонимные письма с угрозами убить его, если он не прекратит преследований революционеров. Великий князь пренебрегал опасностью, ездил без охраны, только старался выезжать в город без жены.

Елизавета Федоровна известна была в предреволюционной Москве как великая благотворительница, основательница и настоятельница Марфо-Мариинской обители на Большой Ордынке. Она была старшей сестрой императрицы Александры Федоровны, происходила из Гессен-Дармштадт- ского герцогского дома, родственного правящей в Британии Ганноверской династии.

Великая княгиня — что было редкостью и в ее век, не говоря уж о нашем — была женщиной искренних религиозных убеждений, неотступно соблюдаемых нравственных принципов. Еще до замужества Елизавета Федоровна дала обет девственности, сохранила верность ему и в браке, поставив это специальным условием при его заключении.

После гибели мужа Елизавета Федоровна просила у императора за жизнь его убийцы и даже посетила Каляева в тюрьме, тщетно призывая его к раскаянию. Отдав покойному великому князю последний долг, построив памятник и усыпальницу в Кремле, она всецело посвятила себя благотворительности. Рассталась со всеми денежными капиталами, не оставила себе никаких драгоценностей, даже обручального кольца. В 19Ю году великая княгиня постриглась в монахини и поселилась в Марфо-Мариинской обители.

Летом 1917 года германский император через нейтрального шведского министра призывал Елизавету Федоровну выехать из России, предостерегая, что в ней вот-вот должны произойти ужасные события. Она ответила, что хочет разделить судьбу той страны, которую считает теперь своею. После революции немецкое военное командование добилось у большевиков разрешения на выезд Елизаветы Федоровны за границу, но она вновь отказалась. Весной 1918 года большевистская власть прислала ей распоряжение покинуть Москву и присоединиться к арестованной царской семье в Екатеринбурге.