В другом рапорте в мае 1731 г. архитектор доложил о полученном им приказе Сената ”делать план Красной площади и лавкам в большом виде, в котором означать все пристройки, також де доделывать московский план”. Одновременно он сообщал, что из Петербурга Комиссия от строений понуждает меня под штрафом ехать туда в самой скорости”6. И.К. Кирилов немедленно отменил распоряжение Комиссии и подготовил сенатский указ 1 июня 1731 г., по которому было велено архитектору И.А. Мордвинову доделывать московский план” вместе с гезелем (помощником) и архитектурным учеником Григорием Небольсиным1. Становится ясным, что по представлениям И.К. Кирилова к середине 1731 г., т.е. спустя 2,5 месяид после указа 14 марта, план Москвы осталось только доделать. Мнение это было ошибочным. На самом деле эта огромная и сложная работа по различным причинам растянулась с 1729 г. на целых десять лет.

Сам Мордвинов вел отсчет своей официально установленной деятельности по руководству составлением московского плана с 1 июня

1731 г. ”А до меня — писал он позднее в одном из отчетов — оного плана было сочинено только Кремль да Китая малое число”». Помимо небольшой группы во главе с московским архитектором, съемочные и картографические работы проводились прапорщиком и кондукторами (унтер-офицерами) Инженерного корпуса под руководством квартирмейстера Даниила де Боскета. Командой последнего с 1731 и до мая 1732  г. сочинено того плана в Земляном городе от Покровских ворот до реки Яузы, от Покровских же ворот и от Белого города до Земляного валу, от Земляного валу и до реки Яузы весь корпус (строения. — Л.Г., А.П.) с улицами и с дворами и вал Земляной снят от Покровки до Никитской улицы, да еще несколько улиц снято — от Земляного валу, а именно: Мясницкая, Сретенка, Петровка, Дмитровка, Тверская, Никитская”.