Одновременно с этим официальным ответом управляющий Канцелярией Академии И.—Д. Шумахер направил И.К. Кирилову личное письмо, в котором сообщил: ”Мы можем чрез наших. . . здешних мастеров в каждые две недели по одному инструменту самою хорошею работою сделать, как в Англии или во Франции, а ценою гораздо дешевле. Эслинг в Берлине со всякого астролябия берет по пятьдесят рублев, а мы за 35 рублев также чисто и исправно сделаем”. Известно, что Шумахер весьма враждебно был настроен к русской науке и ко всему русскому, однако и он не мог не признать того факта, что русские академические мастера способны изготовить геодезические инструменты не хуже заграничных и по более низкой цене.

Переписка между Сенатом и Академией наук по вопросу изготовления инструментов закончилась тем, что 31 августа 1731 г. Сенат послал второй специальный указ, в котором говорилось:. в инструментах такая нужда, что в Москве сыскать негде, и при академиях не обретается готовых; наипаче же ныне с межевщиками многого числа не достает, того ради Академии наук подтвердить, чтоб как скоро возможно делали мастера, а именно до тридцати феодолитов с надлежащими к ним инструменты. И сколько когда сделано будет, присылать в Сенатскую канцелярию, не дожидаясь всех; за которые деньги выдаваны будут. К инструментальным мастерам в ученики отослать из Адмиралтейской академии или из Московской школы шесть человек молодых и понятных людей, кроме шляхетства, чтоб оные могли обучаться, а мастерство в России вкорениться, и не принуждены б были таких нужных инструментов за дорогую цену из чужих краев доставать”. Имея в виду просьбу Сената сделать астролябии как скоро возможно”, Калмыков усовершенствовал процесс их изготовления.