И предвзятое суждение Гохмута было, конечно, мало обоснованным. Более правдоподобны, на наш взгляд, высказывания историков межевого дела о том, что сложившаяся конфликтная ситуация отразила, как и позднее в XIX в., борьбу между сторонниками применения либо теодолита, либо мензулы.

Конфликт петровских геодезистов, воспитанных в традициях Московской школы и Морской академии, с иноземной манерой” межевания явился ярким примером одного из первых проявлений борьбы астролябии с мензулой”, продолжавшейся в отечественной геодезии вплоть до Октябрьской революции. Эта борьба, подробно описанная в трудах Константиновского межевого института, на деле представляла соперничество одинаково правомерных аналитического (астролябического или теодолитного) и графического (мензульного) методов съемки местности. Первоначально в русской геодезии под влиянием английской съемочной школы господствующее положение занял аналитический метод астролябических съемочных ходов. В межевой практике этот метод продолжал оставаться основным не только в XVIII, но и в ХЕХ в.

Постоянное совершенствование угловых и линейных измерений, составляющих основу аналитического метода, объективно способствовало созданию великолепной отечественной школы триангуляторов- геодезистов Межевого института. А в военном ведомстве, прочно внедрившем с конца XVIII в. в свою практику графический метод съемок местности на мензуле, сформировалось сильное и своеобразное направление маршрутных рекогносцировочных работ, особенно прославившееся в процессе пионерных экспедиционных исследований в Центральной Азии, Сибири и на Дальнем Востоке. В XIX в. уже не было исключительного господства того или иного метода съемок в межевом и военном ведомствах.