Реформа государственного аппарата, создание регулярной армии и военно-морского флота, организация Академии наук, Морской академии, учебных заведений, развитие промышленности и торговли, победоносное завершение Северной войны и возвращение берегов Балтийского моря, успешное решение внешнеполитических задач — все это превратило Россию в могущественную европейскую державу. В условиях ускоренного роста производительных сил реформы дали мощный толчок развитию мореплавания и наук, в особенности естествознания, математики, астрономии, географии.

В связи с государственными преобразованиями и активной внешней политикой по инициативе Петра I и его сподвижников стала на путь энергичного научного развития и русская картография. Для выполнения новых задач потребовались достаточно полные и точные карты. И наступивший качественно новый этап русской картографии характеризуется установлением и торжеством математических методов картосоставления.

Расширение и углубление географической осведомленности русских людей XVIII в. о родной стране сопровождалось научно-организованным планомерным картографированием ее территории. При этом важную роль сыграли централизованное управление картографическими работами, систематическая подготовка кадров для съемки и картосоставления, организация картоиздания. Усиление экономических отношений между хозяйственными районами государства потребовало более детальных картографических характеристик отдельных районов, а образование всероссийского рынка — регулярного составления и обновления сводных картографических произведений в виде генеральных (обзорных) карт и атласов.

Экспедиции для картографирования морей и речных систем

Помимо первой государственной инструментальной съемки страны (1717—1752 гг.), к крупным картографическим начинаниям относятся экспедиции для картографирования морей и речных систем, составление генеральных карт и атласов России, военно-топографические съемки. Продолжался унаследованный от XVII в. процесс непрерывного картографирования русских географических открытий, особенно в Сибири и Северо-Западной Америке.

Присущее в целом для русской науки и культуры XVIII в. овладение передовыми достижениями западноевропейской мысли и творческое освоение прогрессивных разработок нашло в картографии отражение, прежде всего, в совершенствовании астрономических, триангуляционных, нивелирных и топографических работ. Для русской картографии первой половины XVIII в. очень важным является последовательное развитие картографических идей Петра I, И.К. Кирилова, Ж.Н. Делиля, В.Н. Татищева, серьезно продвинувших вперед картографическое мышление. С организацией в начале XVIII в. граверного дела и картоиздания приходит конец господству рукописных карт и атласов. Постепенно расширяются сферы применения картографического метода изучения явлений пространственной протяженности, и карты становятся более массовым источником информации. Начавшаяся дифференциация отраслей знания вызвала в XVIII в. стремительное развитие тематической картографии (экономической, лесной, геологической и др.) и соответственно — появление новых специальных карт — лесных, горнозаводских и т.д.