Как стало теперь известно, работы по съемке Москвы начались за два года до именного указа 1731 г. Руководитель всеми картографическими работами в стране И.К. Кирилов с негодованием отмечал медлительность в производстве работ. Он писал в 1734 г., что ныне в бытность мою в Москве усмотрел, что московский план, зачатой еще в 1729 году, поныне не окончан”4. Приведенная дата не могла быть опиской автора, тщательно следившего за исполнением всех картографических заданий. К тому же с 1728 г. Кирилов живет в Москве в связи с переездом из Петербурга в старую столицу царского двора Петра II вместе с высшими правительственными учреждениями, в том числе и Сенатом. В Москве Сенат пожаловал Кирилову в вечное владение ” дворовое место в Земляном городе за Москвой-рекой между Калужской и Серпуховской улицами, где на Полянке обер-секретарь Сената построил каменный дом ”из 27 покоев” в приходе церкви Петра и Павла. В летнее время он жил вблизи Донского монастыря в своем загородном дворе”, где В.В. Киприанов участвовал в печатании ряда карт для кириловского атласа.

На начальном этапе создания плана Москвы не существовало четкой организационной программы работ. Вначале съемка проводилась чинами инженерного ведомства, а отдельные поручения выполнял московский архитектор И.А. Мордвинов с помощниками, подчиненными находящейся в Петербурге Комиссии от строений. О том, что эти работы выполнялись еще до указа 14 марта 1731 г., имеются прямые и косвенные свидетельства источников. Так, в доношении Московской сенатской конторе о выдаче заработанных денег солдатам, назначенным для меры и ношения инструментов к сочинению московского плана”, И.А. Мордвинов указал, что 23 сентября 1730 г. определены

к нам” пять солдат Коломенского полка да 3 августа 1731 г. еще 20 человек 5.