При сохранении традиционной методики проложения ходов вводилась практика многократных измерений. С целью обогащения содержания карт предлагался новый способ получения информации о местности, предполагавший ограничение опросов и расширение использования инструментальной съемки. В значительной степени повышались требования к точности съемок. Вместо одного инструментального хода в уезде предлагалось проходить через знатные места или подле знатных рек раза три или четыре”. Через каждые 30 верст проложенного хода, а также в городах предписывалось выбирать пункт для астрономического определения широты и долготы. Вокруг этих геодезических станций в радиусе 15 верст производили съемку ситуации. Пункты связывали инструментальными ходами. Таким образом, создавалась сеть ходов, составлявших геодезическую основу будущей карты. Рекомендовалось вводить поправки за наклон линий хода, а также систематически проверять точность и исправность приборов и инструментов.

Инструкциями устанавливался новый порядок составления карт. Прежде всего строили сеть меридианов и параллелей в меркаторской проекции (вместо прежней проекции Дониса). Затем по координатам, занесенным в полевые журналы (каталоги), наносили опорные астрономические пункты и съемочные маршруты. Особое внимание уделялось согласованию изображений границ и ситуации смежных уездов.

В.Н. Татищев обратил внимание на важность выявления при картографировании истоков рек, определяющих водоразделы и, следовательно, общую орогидрографическую < схему региона. Он считал необходимым определять широту главных поворотов русла, ширину, глубину, скорость течения, характер донного грунта судоходных рек, а на уездные карты наносить все речки и ручьи.