При проведении первой государственной инструментальной съемки 1717—1752 гг. петровские геодезисты и геодезии ученики составляли планы городов описываемой ими территории. Так, геодезисты М.С. Сметьев и А. Жихманов представили в Сенат сочиненный” ими 23 декабря 1733 г. план города Кашина в масштабе 1:42 000. На плане, как писали авторы, положены церкви и признатные домы в своих местах при показанных по сему положению улицах порознь”. Лучшие геодезические планы городов были опубликованы Академией наук: в 1737 г. план Санкт-Петербурга с надписями на русском и немецком языках, в 1741 г. гравированный на меди план Москвы, завершенный в 1739 г. восемью геодезистами под смотрением” архитектора И.Ф. Мичурина.

Совершенно удивительно, что к 250-летию первого плана Москвы, основанного на инструментальной съемке, история его создания осталась белым пятном для русской картографии. Но процесс перестройки начался и в исторической науке. Значительно расширилась документальная база исследований. При систематическом изучении огромного архива Сената и в особенности Московской сенатской конторы теперь оказалось возможным воссоздать сложную и интересную историю составления замечательного картографического произведения периода становления русской научной картографии.

По существующей традиции, которой следовали историки архитектуры и градостроительства, изложение истории плана 1739 г. сводилось в сущности к цитированию из Полного собрания законов Российской империи указа Анны Ивановны 14 марта 1731 г.

Что же касается непосредственных исполнителей, то кроме перечня фамилий восьми геодезистов, в историко-картографической литературе отсутствуют какие-либо сведения о вкладе истинных творцов оригинального плана Москвы 1739 г.