Он был чрезвычайно недоволен организацией съемок в Москве, длительными сроками составления плана, большой загруженностью руководителя Московской геодезической команды архитектурными и инженерно-строительными делами, не позволяющей ему глубоко вникать в специфические особенности картографирования города. Поэтому он стремился освободить Мичурина с занимаемого поста главы московских геодезистов. Характерно, что из Оренбургского края статский советник постоянно переписывался с московскими геодезистами и комиссаром А.Б. Писаревым, но полностью игнорировал Мичурина.

Когда закончилась работа по оформлению первого промежуточного плана Москвы, геодезии поручик А.Б. Писарев 21 мая 1735 г. получил письменное распоряжение (ордер) И.К. Кирилова и немедленно сообщил С.А. Салтыкову о содержании этого документа. Используя предоставленное ему право перемещения геодезистов по стране, начальник Оренбургской экспедиции совершенно неожиданно предложил Писареву, чтобы ему о геодезистах, обретающихся у снятия плана Москвы иметь старание, дабы оные от Мичурина свободились и знали б свое дело”. ”А как поступать в дальнейшем, — докладывал Писарев, — о том от его превосходительства обстоятельно ко мне впредь”. На заседании сенатской конторы 11 июня сообщение Писарева было заслушано, но решения не последовало.

Значительный интерес для истории создания плана представляет и второй, также ранее неизвестный, ордер Кирилова, адресованный Писареву от 26 ноября 1735 г. В нем вначале Кирилов извещает о получении им 3 ноября из Москвы краткого доношения от геодезистов С.А. Кашинцова с товарищами ”о ходе снятия московского плана”.