О масштабах проделанной и предстоящей работы по съемке и составлению плана можно было судить на основании метрических измерений — в пределах Земляного вала территория этой части Москвы занимала около 2300 га. В течение 1737—1739 гг. почти втрое больше предстояло охватить съемкой земли, лежащие за пределами Земляного города до Компанейского вала. Протяженность вала около 34 км, а территория всей Москвы к 1739—1741 гг. около 9 тыс. га. Осенью 1739 г. съемка была завершена, успешно продолжалось оформление начисто” рукописного оригинала плана. К 15 октября 1739 г. в команде Мичурина остались, геодезисты С.А. Кашинцов, М.А. Енкуватов и А. Карцов.

Найденное авторами в государственном архиве дело № 17 за 1739 г. ”По доношению архитектора Мичюрина о посылке в Санкт-Петербург сочиненного всей Москве окуратного плана с геодезистом Энкуватовым” впервые раскрывает детали завершающего этапа в истории создания московского плана88.

3    декабря 1739 г. ”во известие” сенатской конторе И.Ф. Мичурин доложил: ”По указу е.и.в. велено мне с порученными геодезистами сочинить всея Москвы окуратной план, который сочинен и предлагается при сем доношении. А такова ж копия с плана снимается и за подачею ныне сочиненного плана в снимании оной копии остановки учинится не может”. Он подчеркнул, что изготовление копии для сенатской конторы с чернового (черного”) оригинала не является помехой для отправления плана в Сенат. В отношении Енкуватова предписывалось немедленно дать ему до столицы подорожную на две ямские подводы и прогонные деньги, а также за январскую и майскую трети 1739 г. половинное жалованье.

22 декабря 1739 г. геодезист М.А. Енкуватов расписался в приеме копии протокола и плана, запечатанного в футляре.