Непредсказуемыми помехами для съемки города оказались неблагоприятные погодные условия летом 1732 г. — ”во многие числа были великие дожди”, а зимой жестокие морозы, в силу чего несколько месяцев были потеряны для работы. В заключение Мордвинов дал обещание план проводить со всякою ревностию и тщанием”, но с оговоркой — ежели паки (опять. — Л.Г., А.П.) каких препятствиев не будет”.

В правительственных кругах довольно объективные объяснения Мордвинова были встречены с явным неудовольствием. Было даже решено осенью перевести его в Санкт-Петербург в помощь к архитектору Растрелли, а все московские дела передать И.Ф. Мичурину и гезелю Елчанинову. Проект этот не был осуществлен, но С.А. Салтыков приказал ужесточить контроль за деятельностью Мордвинова и его геодезической и архитектурной команд. 16 ноября 1733 г. Московская сенатская контора обязала Мордвинова подавать ежемесячные рапорты о том, сколько того плана ими сочинено и чего недокончано, и впредь что, когда сочинено и чего недокончено будет”.

Нам удалось обнаружить только четыре ежемесячных рапорта руководителя сочинения” плана за 1733—1734 гг. Эти важные, хотя и очень лаконичные сведения позволяют несколько расширить существующие весьма скудные представления о планировании, состоянии и динамике съемки и картосоставления. В ноябре 1733 г. Мордвинов рапортовал: Помянутого плана зделано Кремль, Китай, и Белой город почти отделан же. А ныне подлежит доделать Земляной город и круг Земляного города на пять верст ситуации”. Наконец, в апреле 1734 г. Мордвинов сообщил, что сочинено Кремль, Китай-город начисто, а Белой город имеется во окончании”