И.К. Кирилов был назначен начальником Оренбургской экспедиции. Летом 1734 г. проездом к месту назначения он остановился в Москве на два месяца (с 29 июня по 25 августа). Кирилов довольно детально и придирчиво ознакомился с деятельностью московской геодезической команды. У семи работавших геодезистов он видел оконча- ной план Кремля, Китая и Белого города, кои з большого на меньши масштап к отсылке в Правительствующий Сенат доделывают”43. Вскоре после приезда Кирилова в Москву от белой горячки 8 июля скоропостижно скончался И.А. Мордвинов. По сведениям Ж.Н. Делиля, архитектор покончил с собой44. Двумя днями позже пришло сенатское решение возложить на Мордвинова осмотр ветхостей” и ремонт палат Сухаревой башни, обеспечив особое бережение” хранящегося там уникального глобуса.

В доме умершего за Пречистенскими воротами на Остоженке при посторонних людях” (свидетелях) майор И. Великопольский опечатал все пожитки”, в том числе чертежи, планы и инструменты. Затем по распоряжению С.А. Салтыкова было велено московский план, инструменты, письма роспечатать. . . и тот план и всякие инструменты”, и все что было у архитектора казенного, осмотря и описав”, принять И.Ф. Мичурину47. 14 июля 1734 г. сенатский экзекутор Ф. Гурьев совместно с Мичуриным и Великопольским провел осмотр и составил опись всего имущества. Среди казенных пожитков оказались: План большой московской; план с него уменьшенной с черными бумагами; астролябия большая со штатифом ветхая, без стекла, стрелки и винта; астролябия меньшая со штатифом ветхая, без стекла и стрелки; цепей железных мерительных четыре ветхих; астролябия с компасом одна, стекло разбито; готовальня маленькая с циркулем и с транцпатиром неполная одна; готовальня большая с циркулем однем и прочим принадлежащим к ней прибором; бумаги александрийской одна десть и 6 листов; чернил китайских два куска больших, маленьких целых три и два початых”.