Смотрение над строением городовой починки и Каменномоского литейного двора к 1737 г. он находился у осмотров и у сочинения смет старого Кремлевского и Потешного, Воробьевского и Преображенских дворцов; у осмотров всех имеющихся в Москве коллегий, канцелярий, контор и приказов; у сочинения Воробьевскому дворцу модели и снятия оному планов; у смотрения в строении оных всех дворцов, коллегий, канцелярий и приказов; у строения на Кремлевском житейном дворе каменных житниц; у строения старого и нового Гостиных, Соляного, Рыбного и Мытного дворов; смотрение над починкой дворца царевны Екатерины Ивановны, что у Боровицкого моста”54. Сенатская контора справедливо оценила ситуацию, считая, что одному ему все казенные строения и починки и сочинение московского плана и осмотры исправить (выполнить. — Л.Г., А.П.) невозможно”55.

Мичурин сумел укрепить свою архитектурную команду, которая к 1738 г. состояла из работавших в Москве и Подмосковье трех гезе- лей и восьми учеников. В числе последних оказался будущий выдающийся зодчий Москвы князь Д.В. Ухтомский. По окончании Московской математико-навигацкой школы он получил настоящее архитектурное образование у И.Ф. Мичурина. Один из проектов Мичурина представлен на  13. Высоко оценен современниками и благодарными потомками самоотверженный труд Мичурина как архитектора и инженера-строителя, а также его помощников по восстановлению ветхих строений, систематическому архитектурному надзору за дворцовыми, общественными и культовыми сооружениями, проведению обмерных сметных, ремонтных и реставрационных (в Кремле) работ. Большая загруженность И.Ф. Мичурина как архитектора не позволяла ему уделять достаточного внимания плану Москвы, составление которого продвигалось медленно, вызвав серьезную озабоченность И.К. Кирилова.