О своей службе до 1731 г. Кашинцов кратко записал: в практике был в Низовом походе в Дербенте и в протчих тамошних местах для сочинения ландкарт, да посылан же был для описи лесов по реке Волге от верховья до нижный, да посылан же для описи лесов и сочинения ландкарт в Новогороцкую провинцию. В том и подписуюсь своею рукою”.

Феклист (Феоктист) Воробьев о себе сообщил: ”В практике и у сочинения ландкарт был 1722 году майя в день с господином генералом Генниным для описания рек от Москвы реки до Волги, от Волги до Ладожеского озера для учинения судового ходу. В 1727 году был послан с господином капитаном-командором Козловым в Казань для описания корабельных лесов”30. В 1727 г. по сенатским спискам он числится геодезии учеником, с 1731 г. — геодезистом. 22 июля 1731 г. по указу Сената, подготовленному И.К. Кириловым, Ф. Воробьев и Ф.К. Ежевский направлялись на работу по описанию и составлению карты берегов Москвы-реки до впадения ее в Оку. В особой инструкции для проведения инструментальной съемки и описания реки И.К. Кирилов предписал геодезистам:

Труд геодезистов, помимо создания карты Москвы-реки, имел существенное значение для картографирования города. В то время на территории Москвы еще не было создано какой-либо геодезической сети, и детальная съемка долины реки Москвы, составляющей ”ландшафтную основу” территориальной организации города, создавала базу для построения картографического изображения. Заметим, что первая триангуляция Москвы была создана офицерами Главного штаба в 1833-1840 гг. Базис триангуляции располагался в северо-западной части Москвы между Петровским парком и селом Хорошевым.