Из упоминания того обстоятельства, что Дебоскет проводил съемку ”по своим станциям и своим масштапом”, становится очевидным, что работы мордвиновской команды геодезистов по составлению плана Москвы опирались на определенную, пусть несовершенную, но общую геодезическую основу, в которую материалы группы Дебоскета не вписывались без переправки”. Вполне вероятно, что геодезическая основа Московского плана опиралась (исходя из принятой в то время методики петровских геодезистов) на точки астролябических ходов, проложенных по главным (большим”) улицам, стенам, валам и рекам. Эти основные элементы пространственной организации города неоднократно упоминаются в рапорте. Причем, указано, что сняты пока лишь большие улицы” в противоположность полностью законченным частям ”с улицами и с переулки, и з дворами с, и со всем корпусом.”.

Из ряда причин, объясняющих задержку в проведении съемки и в картосоставлении, Мордвинов называет прежде всего особенности исторически сложившейся застройки города: ”В Москве улицы и переулки стоят не линейно и дворы построены по старому обычаю не регульно (т.е. не регулярно) и не обстоятельно”. Кроме того, при утвержденном штатном комплекте команды геодезистов (8 человек) в связи с их частыми командировками с сентября 1732 г. съемку проводили только 6 человек. Сам И.А. Мордвинов по приказу Сената постоянно обретался у других казенных работ”, в том числе на постройке дворца императрицы в Кремле, на строительстве каменных палат питейного двора, руководил ремонтом и постройками различных строений в Кремле, Китай-городе, Белом городе, в селе Ильинском, во многих монастырях.