И.А. Мордвинова в том же 1733 г. было увеличено жалованье И.Ф. Мичурину. Специальным решением сенатской конторы 16 ноября 1733 г. было отпущено ”на топление чертежной и караульной палат дров сто бревен, да  сальных маканных двести двойных и од инок ах двести”.

В работе над планом Москвы часто случались задержки и помехи из-за подозрительного и недоверчивого отношения московских жителей к детальным съемкам, при которых требовались измерения обывательских дворов и строений.

Все подобного рода ходатайства архитектора обычно довольно быстро рассматривались и удовлетворялись. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что все доношения Мордвинова в 1732—1734 гг. адресованы в Сенат или в Московскую сенатскую контору. Дело в том, что с переездом царского двора и Сената в начале 1732 г. из Москвы в Петербург сложилась необычная бюрократическая ситуация. Высшее правительственное учреждение оказалось разделенным на две самостоятельные части — Сенат в Петербурге и Сенат в Москве. Но это продолжалось недолго, к середине 1733 г. образовались единый Сенат в столице и Московская сенатская контора, первоприсутствующим” в которой был назначен Семен Андреевич Салтыков. Он возглавлял управление второй столицей и крупнейшей в государстве Московской губернией.

Граф С.А. Салтыков происходил из семьи, родственной царской фамилии. Принимал активное участие в 1727 г. в свержении А.Д. Меншикова, был сенатором и доверенным лицом императрицы. Генерал- губернатор Москвы С.А. Салтыков во многом действовал совершенно самостоятельно, не считаясь с Сенатом, а сложные проблемы решал, обращаясь непосредственно в Кабинет и к Анне Ивановне.