Приходилось находить пути в окопавшиеся на территории Грузии врангелевские организации, устанавливать наблюдение за уходящими в Крым судами, поддерживать контакты с сочувствовавшими Советской власти людьми среди команд и служащих Батумского порта.

Но, в отличие от приключенческих романов и кинофильмов о разведчиках, все обошлось без значительных драматических происшествий. Видимо, мне повезло: налаженные еще до меня связи не прерывались, сведения поступали регулярно и регулярно же переправлялись по нужным адресам.

И лишь когда, несмотря на предосторожности, моя скромная личность привлекла внимание батумской охранки и за мной была установлена слежка, я получил распоряжение в кратчайший срок выехать из Грузии, что и было выполнено без особых осложнений.

Мне представляется более интересным и более полезным рассказать о некоторых журналистских впечатлениях того времени, как они отложились в памяти и в моих корреспонденциях, печатавшихся (под псевдонимом) в «Правде» и других советских газетах.

В сравнении с советскими городами периода гражданской войны Тифлис лета 1920 года производил впечатление — по крайней мере на первый взгляд — города благоденствующего и процветающего.

На центральных улицах фланировала хорошо одетая публика; буржуазного вида господа и дамы, щеголеватые молодые люди неопределенных профессий, юркие спекулянты, русские и грузинские офицеры, дорогие кокотки и вульгарные проститутки.

На рынках — горы продуктов, в магазинах — английские, французские, итальянские товары.

На рекламных тумбах аршинные афиши приглашали публику в театры, летние сады, кинематографы. Эти афиши напоминали первую страницу ростовского «Приазовского края».

Публике предлагались представления на все вкусы.