В годы реакции был одним из четырех социал- демократов, избранных в IV Государственную думу. В начале первой империалистической войны вместе с другими депутатами-большевиками он был арестован, осужден и сослан в Туруханский край. В 1917 году активно участвовал в подготовке и проведении Октябрьской революции, затем работал народным комиссаром внутренних дел. Недавно его избрали Председателем Всеукраинского центрального исполнительного комитета Советов (ВУЦИК), и он ехал к месту новой работы.

Несмотря на суровую, полную борьбы и лишений жизнь, Григорий Иванович сохранил удивительную душевную мягкость, деликатность, внимательность к людям, ту исключительную человечность, которая покоряла в М. И. Калинине, Н. К. Крупской, П. Г. Смидовиче и других ленинцах, с которыми мне приходилось общаться в разные годы.

Среднего роста, с чеховской бородкой и мягким внимательным взглядом, Г. И. Петровский походил больше не на политического деятеля, а на врача или писателя. Говорил спокойно, без аффектации, не повышая голоса.

—    Вас интересуют первоочередные задачи на Украине? — спросил Григорий Иванович, когда, улучив минуту, я попросил его поделиться своихми соображениями о текущем моменте.— Разумеется, прежде всего освобождение от остатков гайдамаков, петлюровцев и других контрреволюционных банд.

Что же касается мирных дел, то ближайшая насущная задача в освобожденных районах — быстрейшее создание органов Советской власти в городах, уездах, волостях, селах. Без этого невозможно ни поддержание порядка, ни решение хозяйственных вопросов. Нужно добиться строжайшей дисциплины. Нужна,— и здесь в тихом голосе Петровского послышались суровые нотки,— нужна беспощадная борьба с анархическими выступлениями, с партизанщиной, с самостийными атаманами.