Лишь в августе 1918 года в Хамовническом райкоме

РКП (б) мне вручили билет члена Коммунистической партии за № 397; с этого времени и исчисляется мой партийный стаж.

Так, двадцати лет от роду, я вошел в ряды самой прогрессивной, самой революционной, самой справедливой партии, открывшей путь России и всему человечеству в невиданное будущее.

Вскоре произошли изменения в организации и структуре информационной службы: Бюро печати при СНК и ПТА были слиты в одно учреждение, получившее наименование Российское телеграфное агентство (РОСТА).

Новое учреждение получило большой пятиэтажный дом бывшего Российского страхового общества в Милютинском переулке (ныне улица Мархлевского).

РОСТА должно было не только снабжать телеграфной информацией центральные и периферийные газеты, но и помогать местной прессе консультациями, рассылкой фотоиллюстраций и т. д. На него же была возложена организация специальных агитационно-информационных передач по радио.

Руководителем агентства был утвержден бывший комиссар ПТА, избранный на последнем съезде Советов членом ВЦИКа, Л. Н. Старк.

Я остался в РОСТА редактором основного бюллетеня, предназначавшегося для центральных газет.

После слияния мне стало легче: отпало совместительство и освободилось время для общественной работы, знакомства с культурной жизнью Москвы, чтения литературы, посещения лекций и спектаклей. Только теперь я начал врастать в жизнь Москвы.

Однако в начале сентября Л. Н, Старк предложил мне новую интересную командировку.

Во второй половине августа обозначился перелом на Восточном фронте. Сначала на юге, в районе Царицына, а затем и севернее — в казанском направлении началось наступление Красной Армии.