Под влиянием их агитации сотни и тысячи солдат чехословацкого корпуса отказались выступать против Советов, покинули ряды мятежников и вступили в Красную Армию. Входивший в состав дивизии Киквидзе чехословацкий полк (до полутора тысяч человек) храбро сражался с белогвардейцами, потеряв в боях до половины своих солдат и командиров.

Но это стало известно позже. В описываемые же дни — в начале июня 1918 года — сосредоточенные в районе Сызрани и руководимые контрреволюционными офицерами чехословацкие части продолжали медленно продвигаться в сторону Самары.

Задержав их в нескольких десятках километров от города, в районе станции Иващенково, ревком попытался вступить в переговоры с командованием противника. Переговоры не увенчались успехом. На предложение советской делегации подчиниться

приказу Москвы о сдаче оружия чехословаки заявили, что оружие «необходимо им для продолжения войны с немцами на французском фронте», а поэтому предложение советской стороны они считают неприемлемым.

Это было прямое объявление войны.

Между тем оборонные возможности Самары были крайне ограничены. Дезорганизованный недавними беспорядками и контрреволюционной агитацией гарнизон был ненадежен. Мало боеспособными были и преданные Советской власти, но слабо обученные рабочие отряды: им не хватало дисциплины, командных кадров.

Вернувшийся из Уфы Подвойский взял на себя руководство обороной Самары.

Попытка укрепить командный состав за счет служивших в самарских военных учреждениях бывших офицеров не увенчалась успехом. На собрании военспецы заявили Подвойскому, что они согласились работать в советских учреждениях только для восстановления русской армии, призванной защитить родину от внешнего врага. От участия же в гражданской войне они категорически отказываются.