Генерал уведомляет, что послезавтра в 12 часов дня кончается перемирие и возобновляется состояние войны.

Наступило горчайшее отрезвление от пятидневного самообмана.

И дальше драматические события развивались с катастрофической быстротой.

18 февраля стало известно о начале немецкого наступления: был занят Двинск (нынешний Даугавпилс) и отмечено продвижение немецких частей на других участках фронта.

В ночь на 19 февраля Совет Народных Комиссаров отправил радиограмму правительству германской империи, в которой заявил протест против вероломного наступления и изъявил согласие подписать мир. Но немцы продолжали наступление: заняты Минск, Луцк, Ровно.

Перехвачена радиограмма о выступлении одного из видных милитаристов Германии командующего северо-западным фронтом принца Леопольда Баварского, подводившего идеологическую платформу под разбойничьи действия генерала Гофмана.

«Исторической задачей Германии издавна было,— вещал этот предтеча Гитлера,— устроить плотину против сил, угрожающих с Востока. Победы Гинденбурга — победы не только Германии, но и Евролы вообще.

Однако теперь с Востока угрожает новая опасность: моральная инфекция. Теперешняя больная Россия старается заразить своей болезнью все страны мира. Против этого мы должны бороться. Мировому беспорядку мы должны противопоставить мировой порядок, охраняющий свободу. Германия должна осознать, что она имеет счастье в своих национальных стремлениях воплощать стремление других народов.

Итак, генерал Гофман идет спасать свободу от моральной инфекции. Есть и солдаты. Да не так много их и нужно — по сведениям прибывших с фронта, Двинск был занят отрядом в сто человек.

20   февраля — нет ответа германского правительства, но продолжается наступление немецкой армии: занят Полоцк.