Паника перекинулась на соседние участки. Внезапный и глубокий обход парализовал героические усилия донецких шахтеров. Проводившаяся нами мобилизация удалась лишь частично.

Нужно бросить все силы для спасения Донбасса. Без обладания им, без угля и железа победа революции невозможна.

Пленум принял решение о срочной мобилизации харьковских рабочих для пополнения частей Красной Армии.

На пленуме же командование сообщило о мерах по ликвидации «махновской вольницы».

Это было одно из проявлений украинской кулацкой партизанщины, которую бичевал В. И. Ленин: «Теперь на Украине каждая банда избирает кличку, одна свободнее другой, одна демократичнее другой, и в каждом уезде— по банде».

В дни триумфального шествия Советской власти по Украине Махно, как и Григорьев, примкнул со своими отрядами к Красной Армии и обязался выполнять задания ее командования. Ему был выделен примыкающий к Азовскому морю участок деникинского фронта. Затем, обосновавшись в богатом украинском селе Гуляй Поле, выписал из Харькова несколько литераторов-анархистов и вместе с ними разработал «хартию» собственной «повстанческой армии».

Это была программа анархо-кулацкой вольницы, на словах признававшей местные Советы (и то при условии исключения из них коммунистов), но отказывавшейся подчиняться центральной государственной власти. Тем, по мнению авторов «хартии», достигалась максимальная «свобода личности».

На этих же принципах строилась и махновская «армия». Она состояла из добровольцев и сражалась «по велению сердца»: без уставов и общепринятой дисциплины. Командиры выбирались бойцами и в любую минуту могли быть отстранены и заменены другими. Никаких приказов! Никаких комиссаров!