Только с переходом к новой экономической политике вернулся в партию и был назначен членом коллегии и заведующим Отделом печати и информации НКИД. Тяжело больной туберкулезом, он много работал, был внимателен к сотрудникам, доброжелательно отнесся он и к моей просьбе.

Я был зачислен в находившуюся в процессе формирования группу по обслуживанию наших зарубежных газет — рижского «Нового пути» и берлинского «Нового мира».

По рижскому опыту я знал, как нуждались эти газеты в квалифицированных статьях, корреспонденциях, репортажах из Москвы. До сих пор эти материалы присылались от случая к случаю. Сейчас создавалось нечто вроде московского филиала этих газет. Сюда поступали заявки редакций, мы находили авторов, вели с ними переговоры и уже отредактированные материалы посылали по назначению.

Статьи, очерки, обзоры заказывали московским журналистам, писателям, научным работникам.

Я писал главным образом для «Нового пути». Чаще всего в форме развернутых корреспонденций — «Московских писем» — на самые разные темы.

Одновременно я печатался в московских и периферийных газетах («Труде, «Рабочей Москве», «Нижегородской коммуне» и других).

Это было продолжение школы, которую я прошел в рижском «Новом пути».

Как там, срочность и разнообразие заданий требовали большой Оперативности, быстрого вхождения в новый материал, умения ориентироваться в непривычной обстановке, постоянного накопления знаний, непрерывной работы над собой.

Во многом помогали учеба в университете и самостоятельное чтение книг, особенно марксистской литературы. Именно в это время начал понимать гениальность Ленина не только как величайшего политика и государственного: деятеля, но и как философа, мыслителя, публициста. Не меньше давала практика, знакомство с новыми сторонами жизни, общение с интересными людьми.