—    И то обстоятельство, что в России создалась Советская власть,— разъяснял оратор,— показало, что богаче всего революционным опытом является сама революционная масса,— когда на помощь немногим десяткам партийных людей являются миллионы.

В. И. Ленин призывал трудящихся смелее брать в свои руки управление государством и всей общественной жизнью страны.

Владимир Ильич говорил, что обилие больших и сложных задач внутри страны не дает нам права забывать о наших международных связях и обязанностях.

Наш отряд рабочих и крестьян —один из отрядов всемирной армии, которая раздроблена мировой войной, но которая стремится к объединению. Наша социалистическая республика —

факел международного социализма, пример для трудящихся всего мира.

Каким жалким лепетом прозвучали выступления представителей оппозиции, пытавшихся полемизировать с Лениным!

Выступил лидер меньшевиков Ю. Мартов. Долго и нудно убеждал он делегатов, что Парижская Коммуна была «правильней» Октября, так как она избегала насилия, и призывал Советскую власть вернуться к тактике Парижской Коммуны.

Еще менее вразумительно выступили представители эсероменьшевистского лагеря Абрамович, Авилов, Суханов, которые всячески чернили Советскую власть, заявив в прениях, что она ничего не принесла стране и трудовому народу, кроме хаоса.

В заключительном слове Владимир Ильич не оставил камня на камне от их аргументации. Под смех зала он назвал их «жалкими человеками в футляре».

Как негодную ветошь, Ленин отбросил в сторону попытки кабинетных лжесоциалистов остановить революционную поступь народа, воздвигнув перед ним баррикаду из устаревших догм.

«Ум десятков миллионов творцов создает нечто неизмеримо более высокое, чем самое великое и гениальное предвидение».