Уклоняющиеся от явки будут исключены из партии. Срок — три дня».

Приходилось выписывать лекторов из Ростова. Приезжали иа два-три дня пропагандисты Поарма, Но когда почему-либо никто не мог приехать, отдуваться приходилось мне: сидел ночами и подробно конспектировал очередные главы «Азбуки коммунизма».

Так впервые прикоснулся к педагогической работе и сделал для себя открытие: какой же это благородный, но и нелегкий труд! Как важно не только владеть предметом, но и уметь увлекательно подавать его! Зато какая радость, когда загораются глаза слушателей, когда возникает контакт с аудиторией!

Но первое время было очень трудно. Особенно, когда доставались теоретические темы: «Капиталистический строй и его развитие», «Империализм».

Ни я, ни другие приезжавшие к нам лекторы еще не умели популярно излагать эти темы, и для курсантов они звучали очень отвлеченно. Как ни старался лектор, даже у самых усердных из слушателей слипались глаза.

Положение резко менялось, когда лекции касались близких и понятных аудитории тем: «Советская власть и ее устройство», «Программа коммунистов в военном вопросе», «Организация сельского хозяйства», «Советская власть и религия». Горячая заинтересованность и жизненный опыт курсантов с лихвой перекрывали педагогические огрехи начинающих лекторов.

И уж совсем легко проходили семинары по текущей политике. Их также по большей части приходилось вести мне. Еще с юношеских лет я привык регулярно и внимательно читать газеты, неплохо разбирался в вопросах международной политики и в положении на фронтах, хорошо знал географию. Этого было достаточно, чтобы семинары превращались в оживленные беседы у карты России, затягивающиеся надолго после окончания урока.