Проповедь непротивлению злу только развращала правящие классы, а в трудящихся и угнетенных воспитывала рабскую покорность перед богатыми, перед их прихвостнями, перед их властью.

Нас и наших дедов достаточно секли, и дать себя сечь дальше значит покоряться насилию, одобрять его, обрекать себя на вечное прозябание и рабство.

Но этого мы не хотим.

Мы ни на минуту не намерены прекратить той борьбы, которая должна положить конец господству кучки капиталистов, генералов и помещиков.

Мы будем продолжать эту борьбу, которая должна снести весь старый мир и открыть двери новой, свободной и счастливой жизни для всех трудящихся!»

Такие беседы можно было прочесть во многих номерах газеты поезда «Октябрьская революция». И это были не перепечатки (какими приходилось довольствоваться «Красному стрелку»), а только что произнесенные слова, родившиеся в задушевном разговоре государственного деятеля из народа с самим народом.

Признаюсь, мы тихо завидовали нашему счастливому собрату.

.Вечером — по возвращении М. И. Калинина из поездки по

селам — поезд «Октябрьская революция» отбыл из Кирсанова в восточном направлении.

.Используя понравившиеся нам приемы обработки и подачи материала в газете «К победе!» (а также собственный опыт), в следующих номерах «Красного стрелка» мы стремились усилить агитационную действенность текста.

В каждом номере давали два-три выделенных яркими шрифтами лозунга-призыва:

«Восточные армии пробили дорогу к сибирскому хлебу, мясу, маслу. Мы должны пробить дорогу к углю, железу, нефти. В этом спасение наше от голода и разрухи!

Чтобы привезти хлеб из Сибири и Украины, нам нужен уголь из Донецкого бассейна.

Гоните Деникина и его бандитов!»

«— Сколько лет нас мучили барщина и бесправие?

—    Сотни и сотни лет.

—    Сколько еще осталось терпеть?

—    Разбить Деникина — и гнету конец.