Вскоре после возвращения в Москву я получил от руководства РОСТА новое поручение: организовать редакцию для передачи информации по радио на заграницу. Редакция должна была дважды в день выпускать специальный бюллетень под названием «Радиовестник РОСТА».

Нужно сказать, что со времени Октябрьской революции у нас почти прекратились связи с зарубежными газетными агентствами. С началом иностранной интервенции и последовавшим вскоре разрывом дипломатических отношении с капиталистическим миром эти связи прервались окончательно.

Мы принуждены были пользоваться тенденционными радиопередачами буржуазных агентств, но почти не имели путей для передачи нашей информации на Запад.

В распоряжении Наркомата почт и телеграфов не было достаточно мощных радиостанций для гражданских целей. А радиостанции военного ведомства работали прежде всего по своему прямому назначению и лишь в виде исключения передавали важнейшие правительственные сообщения: декреты Совнаркома, дипломатические ноты, обращения «Всем, всем, всем».

Поэтому вся информация о Советской стране, публиковавшаяся в заграничной печати, поступала либо из враждебных революции белогвардейских источников, либо от липовых «собкоров», обосновавшихся в Хельсинки, Таллине, Риге и питавшихся по сути дела из тех же мутных источников.

Таким образом, не только буржуазная, но и социалистическая и леводемократическая печать были лишены правдивой информации о происходивших в нашей стране событиях.

Тогда появилось правительственное решение о том, что наиболее мощная советская радиостанция на Ходынском поле в Москве будет вести регулярные информационные передачи на Запад.

РОСТА было предложено организовать для этих целей специальную редакцию. Обязанности ответственного редактора «Радиовестника» и были возложены на меня.