Так, например, по недосмотру выпускающего на первой полосе появилось большое платное объявление о предстоящем выходе журнала анархистов «Революционное творчество». Издатели будущего журнала обещали рассматривать все вопросы социальной жизни с точки зрения «общего анархизма» и, в частности, с точки  отрицания государства и борьбы за максимум индивидуальной свободы.

Странновато выглядело это объявление на страницах советского печатного органа.

Но не надо забывать, что газеты делали шесть-восемь штатных работников, среди которых по крайней мере половина не имела до революции никакого редакционного опыта.

Начало моей работы в «Известиях» совпало с тревожными днями созыва и ликвидации Учредительного собрания.

Открытие Учредительного собрания было назначено на 5 января 1918 года.

Это событие ждали все или, во всяком случае, вся политически активная часть страны. Но ждали с разными чувствами.

В предреволюционные годы все социалистические и демократические партии, включая и партию большевиков, считали созыв- Учредительного собрания одним из обязательных условий создания нового политического строя в бывшей Российской империи. Но после победы Февральской революции отношение Ленина партии большевиков к лозунгу Учредительного собрания изменилось. Для партии и передовых рабочих этот лозунг был изжит. По сравнению с буржуазной парламентской республикой, органом которой только и могло стать Учредительное собрание, Республика Советов представляла собой более высокий тип государства — пролетарский демократизм. Но, выполняя требование миллионных масс трудящихся о созыве Учредительного собрания, партия стремилась помочь им избавиться от иллюзий в отношении этого «всенародного представительства».