Это был первый кинематографист, которого я видел в жизни, и он показался мне несколько важничающим.

Позже это впечатление рассеялось. Он оказался хорошим парнем, по-мальчишески влюбленным в свою, в ту пору редчайшую профессию и убежденным в превосходстве ее над всеми другими профессиями мира.

В течение дня он много и нежно возился с аппаратурой, протирал объективы, заряжал и перезаряжал пленку, выпроваживая меня, к моему глубокому неудовольствию, либо на верхнюю полку купе, либо в коридор.

Уроженец Либавы, латыш по национальности, Эдуард в те годы не очень правильно говорил по-русски, стеснялся своего произношения и предпочитал молчать. И на первых порах это создавало в нашем купе атмосферу некоторой отчужденности.

Однако через пару дней, разговорившись, мы обнаружили общие интересы, ледок был сломлен, и мы подружились. В Казани Тиссе получил новое задание кинокомитета: остаться при штабе фронта и произвести съемки боевых операций против белочехов. Так мы расстались. Но в последующие годы встречались десятки раз, сохранив на всю жизнь добрые отношения.

Для незнакомых с историей кино добавлю, что вскоре

Тиссе раскрылся не только как превосходный оператор-хроникер, а-втор кинопортретов Ленина и других документальных снимков, но и как замечательный мастер игрового фильма — участник создания таких шедевров советского киноискусства, как «Броненосец «Потемкин», «Октябрь», «Александр Невский» и многих других.

Но вернемся ко дню отъезда. Оставив рюкзак в купе, я отправился знакомиться с обстановкой.

Как я уже сказал, поезд был сформирован из шести товарных и двух пассажирских вагонов. Три товарных были загружены тюками с литературой. В четвертом помещалась канцелярия. Пятый был отведен под технику: передвижную электростанцию, кинопроектор, радиоприемную аппаратуру.