Потрясенный увиденным, я дал себе слово вернуться сюда, пройти от Владикавказа до Тифлиса пешком и в полную силу насладиться этим неповторимым средоточием прекрасного.

Я выполнил это уже кинематографистом — в конце 20-х годов — во время съемок фильма «Ворота Кавказа», когда около полугода жил и работал на Военно-Грузинской дороге.

.В Ростове после отчета за проделанную работу я был зачислен в резерв Реввоенсовета Кавказского фронта и получил кратковременный отпуск для свидания с семьей.

Помчался в Таганрог, где оставил Полину с двумя малышами. Больше трех месяцев я не имел от нее никаких вестей.

В Таганроге меня ждал двойной удар: пять недель назад умер семимесячный Коля, только что скончалась Нина. Оба — от воспаления легких, усугубленного сильнейшим истощением. Как трудно растить детей на шестом году войн и разрухи! Вторично я стал отцом только через двадцать лет.

.Между тем нескончаемая, казалось, война шла на убыль. После тяжелых летних боев на Западном фронте было заключено соглашение о перемирии и предварительных условиях мира с Польшей Пилсудского. Еще раньше были подписаны мирные договоры с буржуазными правительствами Латвии и Литвы. Вскоре были установлены мирные отношения и с Финляндией.

Осенью, после жестоких сражений у Перекопа, был полностью разгромлен Врангель и освобожден Крымский полуостров.

Вскоре оперативные сводки стали сводиться к нескольким словам: «На всех фронтах спокойно». А еще через некоторое время полевой штаб Реввоенсовета республики объявил о прекращении ежедневных сводок: «Впредь сообщения о военных событиях будут посылаться в зависимости от положения дел на фронтах».

В Ростове шла перестройка партийных, советских, профсоюзных организаций на мирный лад.