Когда правое большинство собрания отказалось обсуждать предложенную от имени ВЦИКа и Совнаркома «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», тем самым продемонстрировав свою враждебность Октябрьской революции, большевики, а позже и левые эсеры покинули заседание.

Оставалась лишь контрреволюционная часть «Учредилки». В 4 часа утра к председателю подошел начальник отряда, несшего караул в Таврическом дворце, матрос А. Г. Железняков и, сославшись на усталость караула, предложил депутатам немедленно покинуть зал.

Так закончилось единственное заседание этого незадачливого форума. 6 (19) января ночью в редакцию принесли текст только что принятого ВЦИКом декрета о роспуске Учредительного собрания, как отказавшегося признать Октябрьскую революцию и Советскую власть и разорвавшего «всякую связь между собой и Советской республикой России».

Так была ликвидирована попытка врагов молодого Советского государства использовать популярный еще недавно лозунг Учредительного собрания для того, чтобы повернуть вспять колесо истории.

.Через несколько дней после роспуска Учредительного собрания— 10 (23) января в Таврическом дворце открылся III Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Он призван был подвести итоги двух с половиной месяцев революции и решить важнейшие вопросы дальнейшего ее развития. Вместе с другими сотрудниками редакции мне поручено было давать в газету материалы о съезде, и я получил возможность присутствовать на большинстве заседаний.

Я впервые попал в Таврический дворец, впервые оказался на таком историческом собрании, впервые услышал Ленина и других деятелей революции, имена которых не сходили со страниц газет, с замиранием сердца следил за всем происходившим в этом величественном зале.