Некоторые доходят до такого состояния, что совершенно не отдают себе отчета в своих поступках, позволяют ссоры между собой, открытую площадную брань, приставанье к публике, оскорбления, требования документов, на поверку кто их не уполномочивал, обнажения оружия, стрельбу из револьверов, вмешательство вдела власти — стражи комендатуры —

при водворении ими порядка и вообще при исполнении обязанностей.

Дальше шло описание конкретных фактов: избиения члена Большого Донского Войскового круга, издевательство над прохожими и т. д.

Комендант приказывал всех пьяных офицеров «немедленно забирать в комендантское управление» и подвергать дисциплинарным взысканиям.

Но угрозы помогали мало, п каждую неделю публиковались приказы о новых дебошах и с новыми угрозами.

Но в ту пору мне некогда было изучать морально-психическое состояние белых частей. Нужно было торопиться с выполнением второго задания: организацией Донского отделения РОСТА.

Помещение удалось найти в центре города в одном из параллельных Большой Садовой тихих переулков. Это был двухэтажный особняк миллионера Хохладжева, одного из крупнейших воротил Ростова и Нахичевани. По словам коренных ростовчан, фирме «Хохладжев с сыновьями» принадлежали Донское пароходство, несколько крупных мельниц, одна из лучших гостиниц в городе, жилые дома, земли, акции во многих байках и акционерных обществах.

В особняке — три десятка комнаг, зал с антресолями для оркестра, две холостяцкие квартиры для взрослых сыновей, подвалы для прислуги. Сейчас дом пустовал: сыновья-офицеры

уехали в неизвестном направлении, старик с женой перебрался куда-то к родственникам. В подвале остались дворник и старуха няня. Судя по поведению — сторожа хозяйского добра.