Однако существовал один вид развлечения, который объединял всех или почти всех сотрудников Полпредства: кинематограф!

И на этом следует остановиться особо, ибо именно тогда я вторично открыл для себя кинематограф (первое состоялось в раннем детстве), и это открытие дало толчок коренному перевороту в моей биографии.

Но расскажу по порядку.

В то время в Риге работало около двадцати комфортабельных кинотеатров, ожесточенно -конкурирующих друг с другом.

В погоне за зрителем они каждые два-три дня меняли программы. За месяц через экраны города проходило до пятидесяти новых фильмов. Прокатчики, одной копией фильма обслуживавшие все Прибалтийские республики, покупали по дешевке картины, уже прошедшие по экранам Западной Европы, и это давало возможность видеть в Риге все, что видели зрители Парижа, Лондона, Берлина.

В большинстве это была давно набившая оскомину конвейерная макулатура: примитивные мещанские мелодрамы, псевдо- психологические, так называемые «салонные драмы», псевдоисторические, «костюмные фильмы», скабрезные фарсы с переодеванием.

Но наряду с ними через Ригу прокатилась волна лучших американских, немецких, французских картин, снятых в годы первой мировой войны и послевоенных потрясений.

За месяцы работы в Риге я увидел десятки киношедевров, созданных лучшими американскими кинорежиссерами, с участием наиболее прославленных кинозвезд США того времени: «Сломанные побеги» и «Нетерпимость» Гриффита, серию ковбойских фильмов Томаса Инса, захватывающий приключенческий фильм «Дом ненависти» с участием Пирль Уайт и трогательного «Длинноногого дядюшку» с Мэри Пикфорд, остроумные эксцентриады раннего Чарли Чаплина, Гарольда Ллойда, толстяка Фаттп.