Но о подлинных масштабах нависшей над революцией опасности стало известно из (прибывавших в Киев с большим опозданием) московских и петроградских газет и опубликованного в них письма В. И. Ленина петроградским рабочим о помощи Восточному фронту и «Тезисов ЦК РКП (б) в связи с положением Восточного фронта».

Охарактеризовав надвигавшуюся с востока грозную опасность, В. И. Ленин и ЦК партии призывали партию и профсоюзы мобилизовать все силы на помощь Восточному фронту. Требовалось крайнее напряжение революционной энергии.

Газеты сообщали о массовых партийных мобилизациях на укрепление армии.

Московский горком РКП (б) принял решение о посылке на

Восточный фронт большой группы руководящих партийных работников.

Петроградский губком отправил на фронт двести человек из партийного актива, а общее собрание коммунистов Питера приняло решение о мобилизации на Восточный фронт 20 процентов городской парторганизации.

Аналогичные известия поступили из Самары, Курска и других городов.

Все свидетельствовало о чрезвычайной серьезности военного положения.

В свете этих грозных событий вопрос, быть ли на Украине РОСТА или БУП, стал второстепенным. Руководящим организациям Украины было не до него.

Моя попытка ускорить решение вопроса через Москву также не увенчалась успехом.

В РОСТА произошла смена руководства: Л. Н. Старк был мобилизован ЦК партии и назначен членом Реввоенсовета одной из армий Восточного фронта. На тот же фронт уехали В. Ерофеев и еще несколько руководящих работников РОСТА.

Новое руководство только входило в курс дел и предлагало подождать. Таким образом, я уже три недели находился в «подвешенном» состоянии.