Небольшая группа большевиков, рабочих паровозоремонтного завода, старалась отстоять только что утвердившуюся в городе Советскую власть. А на них наскакивало, стремясь опорочить, смять, уничтожить, озлобленное мещанство: пригородное кулачье, чиновники, лавочники, меньшевики и эсеры.

С каждым днем все больше наглели украинские националисты. Они открыто радовались приближению немцев и готовились встретить их хлебом.

Хулиганские выходки против советских учреждений перерастали в физические расправы с их руководителями: толпа разъяренных торговок выволокла председателя горисполкома Францева на базарную площадь, повалила на землю и начала топтать ногами. Только подоспевший отряд красногвардейцев спас его от смерти.

Какая гигантская разъяснительная и организаторская работа предстоит еще в таких мещанских городках, прежде чем здесь укрепится Советская власть!

Мы много спорили с отцом. Он переменил работу: из паровозных машинистов перешел на паровозоремонтный завод мастером. Жили трудно: шесть едоков в семье. Отец никак не мог понять, что происходит вокруг. Умный, трудолюбивый, волевой, знающий себе цену, на сей раз он казался растерянным: когда же кончится разруха?

Он отрицал царский режим, презирал Керенского, ненавидел помещиков и капиталистов, но не верил и в диктатуру пролетариата.

—    Посмотри, что творится у нас на заводе — бестолковщина, ералаш! Производство катится вниз. Раньше ремонтировали пять паровозов, теперь один. Если так работают везде — подохнем с голоду.

Он был очень расстроен, что я «связался» с большевиками.

Моя аргументация в защиту политики Советской власти отвергалась им начисто:

—    Вы — мальчишки, не знаете жизни — все из книжек. Вот поживете с наше, увидите, ваши фантазии не стоят ломаного гроша.