У нас идет накопление сил: создаем и обучаем рабочие отряды, прибывает пополнение из центральных губерний. Укрепляем командные кадры, частично за счет мобилизованных офицеров. И хотя партизанщина еще сильна, уже есть несколько боеспособных частей. Имеются основания в ближайшие же дни ждать перелома.

В городе относительно спокойно. В губисполкоме силы распределены примерно поровну: половина большевиков, другая половина — левые эсеры и примыкающие к ним максималисты. Но работают дружно, и, за исключением мелких трений по текущим вопросам, никаких эксцессов.

Ведущая фигура в городе—председатель губкома большевиков и заместитель председателя губисполкома Иосиф Варейкис, литовец по национальности. Работал на Украине, недавно прислан ЦК РКП (б) в Симбирск. Опытный, энергичный коммунист. Неплохой оратор. Пользуется авторитетом и у беспартийных.

—    Что же вы посоветуете— спросил я Швера, выяснив из беседы с ним, что оба варианта моего плана — путешествия либо в Астрахань, либо на Урал — в ближайшие дни неосуществимы.

—    Пока,— посоветовал он,— поживите у нас. Поработаете в газете. А через недельку-другую начнется наступление — двинетесь дальше.

Тут же Швер выдал мне удостоверение сотрудника газеты, служившее одновременно пропуском во все советские и общественные учреждения города.

Основная часть их — губпсполком и его отделы, горсовет, так же как и редакция газеты,— помещалась в трехэтажном кирпичном здании — «Симбирском Смольном».

Каждый день я бывал в редакции, знакомился с телеграммами из Москвы, с сообщениями с чехословацкого фронта, информацией о местных событиях.