«Крестьяне на юге на словах готовы были проклинать большевиков,— говорил Владимир Ильич,— но когда подошел Деникин, кричащий о демократии (так как не только меньшевики и эсеры кричат о ней,— это слово встречается на каждой строчке газеты Деникина), крестьяне стали бороться с ним, увидев очень скоро на опыте, что под прекрасными словами кроются порка и грабеж. Муки и разорение в южной прифронтовой полосе веду! к тому же, что и на востоке,— несут нам более прочные завоевания».

Со второго номера был введен отдел «Письма красноармейцам», в котором велись беседы по наиболее волнующим вопросам. Первое такое письмо называлось «Долой усталость».

«С некоторых пор у многих боевых товарищей чувствуется усталость, будто руки опускаются. Такую усталость надо нам с тобой разгонять, подбадривать малодушных, объяснять, что усталость в наши дни равносильна преступлению.

Устают те, кто не хочет видеть перед собой хорошего будущего. Устают трусы. Устают те, кого обманывают напропалую. Устают нетерпеливые.

Дальше разъяснялись причины многочисленных трудностей и доказывалась неотвратимость торжества революции. Письмо заканчивалось призывом: «А. чтобы в твоей груди, в твоих глазах и в твоих руках не было никакой усталости, гляди вперед взглядом соколиным и помни: победа за тобой, за большевикам и».

Первые недели редакцию угнетало отсутствие «обратной связи» — писем и корреспонденций с мест —из полков и рот.

Для организации такой связи, помимо обращения со страниц газеты, выпустили и разослали по частям для расклейки специальную афишу:

Товарищи, имеющие белогвардейские газеты, воззвания и т. п., заносите их в редакцию «Красного стрелка».

Товарищи, могущие сообщить о жизни и настроениях в наших частях и в войсках противника, о боевых эпизодах, о непорядках у нас, должны посылать эти сведения редакции «Красного стрелка».